Карта Грузии Схема метро Клавиатура Транслит Гостиницы
Сейчас посетителей на сайте: 3
Обновления Сообщения Гостевая книга Вход на сайт
Вы здесь: На главную страницу > Страницы истории Грузии > Тифлис. Время и лица. > Александр Манташев


Александр Манташев
Промышленник, строитель, меценат, благотворитель
1842 – 1911


Рассказывают, что на одном из благотворительных вечеров в Тифлисе сын известного промышленника Александра Манташева пожертвовал весьма большие деньги. Пожертвование самого предпринимателя было куда скромнее. Организаторы вечера упрекнули богача в том, что щедрость его сына намного превзошла его собственную. "Что же тут удивительного, - ответил тот, - он - сын миллионера Манташева. А мой отец был скромным торговцем".

В таком утверждении (если, конечно, эта история не выдумана, как многие другие об овеянном легендами Манташеве) есть доля лукавства. Купца Ованеса Манташянца можно было назвать скромным разве что на фоне его единственного сына - владельца одного из самых крупных состояний во всей Российской империи, миллионера, мецената и просто грандиозного человека, родившегося в Тифлисе в 1842 году. Некоторые источники, впрочем, называют датой рождения Александра Ивановича Манташева 1849-й, и, если верить им, нынешний год оказывается юбилейным.

Детство и юность Александра Манташева прошли в персидском городе Тавризе, где семья занималась мануфактурной торговлей. В 1869 году молодой человек был направлен отцом в крупнейший европейский центр производства мануфактуры - Манчестер и стал поставлять товар прямо оттуда. Работая самостоятельно, пытливый начинающий предприниматель не только досконально изучил хитросплетения международного бизнеса, но и приобрел европейский лоск, приобщился к английской культуре и, с детства одинаково хорошо говоря на армянском, грузинском и русском языках, овладел также английским, французским и немецким.

Через 3 года Манташевы возвращаются в Тифлис, открывают на первом этаже гостиницы "Кавказ" на Эриванской площади сначала один магазин тканей, затем - второй и начинают оптовую торговлю мануфактурой. Дела, видимо, шли недурно, поскольку после смерти отца в 1887 году Александр Манташев наследовал весьма солидный капитал - 200 тысяч рублей. Он умело распорядился им, скупив большую часть акций Тифлисского центрального торгового банка и став в нем главным пайщиком, а затем - и председателем административного совета. Это единственное на Кавказе финансовое учреждение, акции которого котировались на Санкт-Петербургской бирже, задавало тон во всем регионе. И его операции позволили Александру Ивановичу существенно приумножить состояние. В начале 1890-х годов он - уже респектабельный финансист, купец Первой гильдии и гласный Городской думы Тифлиса. Но Манташев не был бы собой, если бы остановился на этом - натура неугомонного авантюриста толкала его к новым свершениям и новым прибылям, которые в то время, как, впрочем, и в наше, могли принести добыча и переработка нефти.


Это была эпоха становления мирового нефтяного бизнеса. Черное золото сулило невероятные доходы и открывало грандиозные перспективы тем, кто осмеливался вложить в него средства и был способен умело управлять делами. Убыточные скважины, купленные Манташевым вместе с другим легендарным бизнесменом Микаэлом Арамянцем, вскоре начали приносить баснословные деньги. Фирма Манташева строит в Баку заводы по производству керосина и смазочных масел, морскую пристань и элеватор для перекачки нефти и мазута на суда. В Батуми ей принадлежат нефтехранилище и завод, выпускающий тару, в Забрате - механическая мастерская, в Одессе - нефтеналивная станция и 100 вагонов-цистерн, циркулирующих по юго-западным железным дорогам империи. Два танкера, приобретенные Манташевым в Англии, поставляют нефть в страны Средиземного моря, а также в Индию, Китай и Японию.

Энергия этого человека неуемна. Очевидцы рассказывали, что перед покупкой нефтяных приисков Манташев сам приезжал туда в окружении геологов, нефтяников и инженеров, осматривал участки, задавал бесчисленные вопросы, щупал землю, даже нюхал ее, узнавал о состоянии соседних скважин. Потом останавливался и, ткнув тростью, говорил: "Бурите здесь". Понять, почему выбиралась именно эта точка, было невозможно. Но Манташев не ошибался. Всякий раз, когда начинали бурить в указанном месте, из земли бил фонтан. Однако при таком даре безошибочно чувствовать нефть Манташев очень считался с достижениями науки и техники, высоко ценил людей, обладающих глубокими знаниями, и всегда консультировался с ними. В частности, он не раз обращался за советами к великому химику Дмитрию Менделееву. И при этом, как вспоминает его главный бухгалтер, в коммерческих делах старался держать под контролем каждую мелочь. Ни одна бумага не выходила в делопроизводство без его личной резолюции: "Астцов" ("С Богом").

В 1899 году тифлисский капиталист основал торговый дом "Ал. Манташев и Ко", представительства, конторы и склады которого сразу же открылись в Смирне, Салониках, Константинополе, Александрии, Каире, Порт-Саиде, Дамаске, Марселе, Лондоне, Бомбее и Шанхае, а вскоре стал акционером ряда мировых нефтяных компаний. В 1904 году по добыче бакинской нефти "Дом Манташева" уступал только компании "Братья Нобель" и "Каспийско-Черноморскому обществу", во главе которого стояли братья Ротшильды.

Манташев поддержал идею Менделеева использовать новые, более дешевые пути транспортировки нефти и предложил финансировать сооружение нефтепровода Баку-Батуми. Так за десять лет, в 1897-1907 годы, им был построен первый в мире 835-километровый нефтепровод. Александра Ивановича в глаза и за глаза стали называть нефтяным королем. В первые годы XX века по объему основного капитала в 22 миллиона рублей компания Манташева была одной из самых крупных, а по некоторым данным, и самой крупной среди промышленных компаний Российской империи. В 1908 году этот миллионер - действительный статский советник, почетный блюститель Манташевской торговой школы, член попечительского совета Тифлисского коммерческого училища, член дирекции губернского попечительского комитета тюрем, почетный попечитель Тифлисской гимназии, член Совета кавказского попечительства императрицы Марии Александровны о слепых... И многочисленные попечительские должности были для него отнюдь не простой формальностью.

Тут надо вспомнить о тифлисских традициях благотворительности, которая культировалась в городской элите. Детские сады, школы, больницы, жилые дома, бани строились и безвозмездно передавались городу меценатами, которые вкладывали немалые деньги в культуру в самом широком смысле слова, покровительствовали деятелям искусств. Их усилиями Тифлис постоянно благоустраивался, множество неимущих людей получали безвозмездную медицинскую помощь, пожилым обеспечивалась достойная старость. А сотни молодых небогатых горожан благодаря такой поддержке смогли получить хорошее образование. К этой благородной деятельности привлекалось и "широкое население". Благотворительные балы, концерты, гулянья, распродажи, ярмарки, вечера были в порядке вещей.

По сложившейся традиции, каждый год в апреле обязательно устраивался красивый весенний праздник "День белого цветка". Дамы и барышни из богатых семей ставили на улице столы и раскладывали на них букеты ландышей и подснежников, предназначенные для продажи. Каждая старалась продать цветы подороже. Все вырученные деньги передавались в помощь неимущим и детям-сиротам. Но даже на этом фоне благотворительность Александра Манташева была образцовой. Как отметил его современник, писатель Александр Ширванзаде, она у него "всегда носила печать истинного христианства: левая рука не знала, что дает правая..." Рассказывают, что Микаэл Арамянц, которого называют "главным архитектором буржуазного Тифлиса", построил знаменитую больницу, которую до сих пор называют его именем, после того, как Манташев упрекнул его в том, что он мало делает для города. Сам Александр Иванович содержал самый большой на Кавказе приют на 156 сирот. Он вложил средства в строительство здания школы для слепых детей и до конца своих дней продолжал заботиться о ее воспитанниках, выделяя учебному заведению крупные суммы.

Александр Манташев принадлежал к элитному сословию потомственных тифлисских горожан (мокалаков), любил город, в котором родился и жил, делал для него несоразмерно больше того, что обязывало делать даже его высокое положение. Объектов, связанных с его именем, в Тбилиси так много, что их трудно перечислить. Это и Манташевские торговые ряды возле Сионского собора, и гостиный двор на Армянском базаре, и жилые дома на улицах Табидзе, Мачабели, проспекте Агмашенебели, и дом для престарелых под горой Мтацминда, где впоследствии открыли детскую больницу, и гостиница "Бомонд", и здание Тифлисской реальной школы, и конный завод - знаменитые Манташеские конюшни в Дидубе...

Кстати, первый телефонный кабель, положивший начало телефонизации города, был протянут к этим конюшням от дома Александра Манташева в Сололаки, в котором сейчас находится Дом работников искусств. А неподалеку от этого дома - 43-я средняя школа, фасад которой некогда украшали герб и надпись "Манташевская торговая школа". Десятки тысяч людей, окончивших эту школу в разные годы, обязаны своими ученическими годами Александру Манташеву. Школа, построенная в 1910-1911 годы и оснащенная на самом, по тем временам, современном европейском уровне, была его любимым детищем. В ней были прекрасно оборудованные кабинеты и лаборатории, классные комнаты и спортзал, до 1922 года в ее вестибюле стоял бюст ее основателя и попечителя, а в день его смерти ежегодно заказывалась панихида... Этот человек, не получивший систематического образования, уделял много внимания подготовке квалифицированных специалистов. В общей сложности на его средства в российских и европейских университетах прошли обучение более 200 молодых соотечественников, многие из которых впоследствии проявили себя как выдающиеся деятели в различных областях.

Александр Манташев строил не только в Тбилиси, но и в Боржоми, Ликани, Марнеули, Баку, Ереване, в Петербурге, Москве, Париже... Он передал большую сумму на реставрацию храма Светицховели, очень поддерживал армянскую церковь. На пожертвованные им Святому Эчмиадзину 250 тысяч рублей возведено нынешнее здание ризницы Католикоса Всех Армян. А строительство армянской церкви Сурб Ованес Мкртыч в центре Парижа обошлось ему более чем в полтора миллиона франков. Этот храм поныне считается самым красивым в армянской диаспоре, и именно за него президент Франции наградил Манташева орденом Почетного легиона. На вопрос, почему он построил армянскую церковь именно в Париже, предприниматель обычно отвечал: "Это - город, где я грешил больше всего".

Этому жизнелюбу было не чуждо ничто человеческое. Он был большим поклонником искусств, дружил с писателями, художниками, музыкантами и материально поддерживал их. На его средства в Тифлисе было построено здание Питоевского театра, в котором сегодня расположен легендарный театр имени Руставели. Театр вообще был его страстью. В Academic National de Musigue в Париже у Манташева была своя ложа, а Малый зал Армянской госфилармонии - его подарок Еревану. А вот в быту это был человек неприхотливый. У него, владельца нескольких конных заводов, в Тифлисе не было даже собственного выезда. По родному городу он предпочитал ходить пешком или ездить на трамвае. Рассказывают, что на прогулки Манташев обычно брал с собой 20 золотых монет достоинством по 5 рублей. Проходя мимо реального училища, он подходил к кому-нибудь из бедно одетых учеников и заводил с ним разговор. При этом незаметно для собеседника, чтобы не обидеть его, опускал монету ему в карман. И так раздавал все деньги.

Александр Манташев умер 19 апреля 1911 года в Санкт-Петербурге. Тело его перевезли в Тифлис и похоронили рядом с женой в усыпальнице Ванкского собора, главная церковь которого в свое время была отреставрирована на его деньги. В первые годы советской власти этот собор был разрушен.

Наследниками Александра Ивановича были его 4 сына. Наиболее известен из них Левон - кутила и повеса, человек экстравагантный, но при этом, видимо, деловой. Поначалу он повел дело довольно успешно, но после прихода большевиков все пошло прахом. Нефтедобычу в Баку национализировали, и братья оказались за рубежом. Левон послужил прототипом одного из героев романа близко знакомого с ним Алексея Толстого "Эмигранты". Там он описан как "нефтяной магнат, расточитель миллионов, липнувших к нему безо всякого, казалось, с его стороны усилия, человек с неожиданными фантазиями, лошадник, рослый красавец". Есть данные, что окончательно добили когда-то колоссальный капитал именно лошади. По некоторым свидетельствам, остатки состояния Александра Манташева его сыновья промотали на ипподромах Европы.

Автор Дэви БЕРДЗЕНИШВИЛИ, газета "Головинский проспект"






Вас так же может заинтересовать:

Картинки старого города

Памятные места

События и люди

Времена и годы

Виды старого города






Комментарии
Требуется авторизация



© Copyright www.kolheti.com internet gold. All rights reserved.