Карта Грузии Схема метро Клавиатура Транслит Гостиницы
Сейчас посетителей на сайте: 5
Обновления Сообщения Гостевая книга Вход на сайт


Повесть о Ходже Насреддине


... - Разденься! - приказал Ходжа Насреддин. Ростовщик сбросил одежду.
Нагота его была неописуемо безобразна.
Ходжа Насреддин закрыл дверь и начал творить заклинания.
  Тем временем во дворе собрались многочисленные родственники Джафара.
Многие из них были должны ему и надеялись, что сегодня на радостях он простит долги.
Напрасно они надеялись:
ростовщик слышал через закрытую дверь голоса своих должников и злобно усмехался в душе.
"Я скажу им сегодня, что прощаю долги,
- думал он, - но расписок я им не верну, расписки останутся у меня.
И они, успокоившись, начнут беспечную жизнь,
а я ничего не скажу, я буду молчать, но втайне все время подсчитывать.
И когда на каждую таньга долга нарастет еще десять таньга и
сумма долга превысит стоимость домов,
садов и виноградников, принадлежащих ныне моим должникам,
я позову судью, откажусь от своего обещания, предъявлю
расписки, продам все их имущество,
оставлю их нищими и наполню золотом еще один горшок!"
  Так он мечтал, снедаемый неутолимым корыстолюбием.
- Встань и оденься! - сказал Ходжа Насреддин.
- Сейчас мы пойдем к водоему святого Ахмеда, и ты окунешься в его священные воды.
Это необходимо для твоего исцеления.
- Водоем святого Ахмеда! - испуганно воскликнул ростовщик.
- Я уже тонул однажды в его водах.
Запомни, о мудрейший Гуссейн Гуслия, что плавать я не умею.
- Ты должен на пути к водоему беспрерывно читать молитвы, - сказал Ходжа Насреддин.
- И ты не должен думать о земных вещах.
Кроме того, ты возьмешь кошелек с золотом и каждому встречному
будешь дарить золотую монету.
Ростовщик стонал и охал, но выполнил все в точности. На пути встречались ему разные люди
- ремесленники, нищие;
меняясь в лице, он каждому дарил золотую монету. Сзади шли многочисленные родственники.
Ходжа Насреддин нарочно позвал их посмотреть, дабы избегнуть впоследствии обвинения в преднамеренном
утоплении ростовщика.
  Солнце опускалось за кровли, деревья накрыли водоем своей тенью, звенели комары.
Джафар вторично разделся, подошел к воде.
- Здесь очень глубоко, - сказал он жалобно. - Гуссейн Гуслия, ты не забыл: ведь я не умею плавать.
Родственники наблюдали в безмолвии. Ростовщик, прикрывая ладонью свой срам и боязливо поджимаясь,
обошел вокруг водоема, выбирая место помельче.
  Но вот Джафар присел на корточки и, держась за нависшие кусты, опасливо попробовал воду ногой.
- Холодно, - пожаловался он; глаза его округлились.
- Ты слишком медлишь, - ответил Ходжа Насреддин, стараясь не смотреть на ростовщика, чтобы не допустить
к своему сердцу неправедной жалости.
Но он вспомнил страдания бедняков, разоренных Джа-фаром, запекшиеся губы больного ребенка, вспомнил слезы
старого Нияза; лицо Ходжи Насреддина загорелось от гнева, он смело и открыто посмотрел ростовщику прямо в глаза.
- Ты слишком медлишь! - повторил он. - Если ты хочешь исцелиться, то полезай.
Ростовщик полез. Он лез очень медленно, и когда его ноги были по колено в воде,
то животом он все еще лежал на берегу.
Наконец - выпрямился. Глубина сразу же у берега была по пояс ему. Всколыхнулись водоросли,
щекоча холодными прикосновениями его тело.
Зябко пошевеливая лопатками, он шагнул вперед и оглянулся. Сделал еще один шаг и оглянулся.
В глазах его можно было прочесть немую мольбу.
Ходжа Насреддин не внял этой мольбе.
  Пожалеть ростовщика значило бы обречь на дальнейшие страдания тысячи бедняков.
Вода покрыла горб ростовщика, но Ходжа Насреддин неумолимо загонял ростовщика все дальше в глубину.
- Еще, еще... Пусть вода коснется твоих ушей, иначе я не берусь исцелять.
Ну, иди же смелее, почтенный Джафар! Смелее! Шагни еще! Ну еще немного!
- Элп! - вдруг сказал ростовщик и ушел под воду с головой.
- Элп! - повторил он, показываясь через секунду на поверхности.
- Он тонет! Он тонет! - закричали родственники. Поднялась суматоха и толкотня, ростовщику протягивали руки, палки;
одни хотели помочь ему от чистого сердца, другие старались только для вида.
  Ходжа Насреддин сразу определил, кто из этих людей и сколько должен. Сам он бегал, кричал и хлопотал больше всех:
- Давай! Ну давай же руку, почтенный Джафар! Ты слышишь, давай руку! Давай!
- Давай! Давай! - хором вторили родственники.
Ростовщик продолжал молча нырять, показываясь на поверхности все реже и реже.
И здесь, в этих священных водах, он нашел бы свой конец, если бы не прибежал откуда-то босой водонос
с пустым бурдюком за спиной.
- Ба! - воскликнул он, увидев тонущего. - Да ведь это ростовщик Джафар!
И, не раздумывая, прямо как был, в одежде, он прыгнул в воду, протянул руку, отрывисто крикнув:
- На!
Ростовщик уцепился и был благополучно вытащен.
  Пока он, лежа на берегу, приходил в себя, водонос словоохотливо пояснял родственникам:
- Вы неправильно спасали его. Вы кричали "давай", в то время как нужно было кричать ему "на"!
Вы знаете, конечно, что почтенный Джафар уже тонул однажды в этом священном водоеме и был спасен каким-то
человеком, проезжавшим мимо на сером ишаке.
Этот человек применил для спасения ростовщика именно такой способ, а я - запомнил.
Сегодня эта наука мне пригодилась...



Комментарии
Требуется авторизация






© Copyright www.kolheti.com internet gold. All rights reserved.