Карта Грузии Схема метро Клавиатура Транслит Гостиницы
Сейчас посетителей на сайте: 3
Обновления Сообщения Гостевая книга Вход на сайт

Фольф Мессинг - О самом себе
/ Литературная запись Михаила Васильева 1964-1965 /

Глава II. На советской земле. Часть 3.

Назад //\\ Далее


Работал я в те годы очень много, не считаясь ни с количеством выступлений, ни с дальностью расстояний. Очень многие выступления давал бесплатно, выступал в палатах эвакогоспиталей, где лежали ранбольные, как тогда называли раненых бойцов и офицеров нашей армии.
Выступал я и в цехах заводов. Было несколько случаев, когда выступление проходило прямо под открытым небом. Я старался работать, как в те годы работали все.
Свои личные сбережения я отдал на оборону страны, для скорейшего разгрома фашизма. Так поступали в те годы многие и многие люди. На эти средства были построены два самолета, которые я подарил нашим военным летчикам, первый - в 1942-м, второй - в 1944 году.

В 1944 году в Новосибирске после сеанса Психологических опытов ко мне подошла молодая женщина:
- Мне кажется, вступительное слово к вашему выступлению надо бы читать по-другому...
- Ну что же, - ответил я, - попробуйте вы прочитать его...
Следующее мое выступление - через два дня... Вы успеете подготовиться?
- Попробую.
Накануне я встретился с ней снова. Мне понравилась ее манера чтения...
- А у вас есть длинное платье для выступления?
- Нет, я думаю, следует надеть темный строгий костюм. Он больше подходит для сеансов ваших Психологических опытов.
Так впервые встретился я с женщиной, которая стала потом моей женой, - Аидой Михайловной.
Она умерла в 1960 году. Годы, прожитые с ней, - самые счастливые в моей жизни.

В первые послевоенные годы я познакомился с еще одним человеком, о котором не могу не вспоминать с чувством величайшего уважения и сожаления о том, что его уже нет, - с выдающимся дипломатом, писателем Алексеем Алексеевичем Игнатьевым.
Он прожил большую и сложную жизнь. Сначала по обязанности дипломата, а затем как невольный политический изгнанник долго жил он за пределами России. И всегда по всем странам возил в мешочке щепотку русской земли... Очень нескоро удалось ему вернуться в Россию, которой он всегда оставался верен.
В Москве он жил на Старой площади. Я много раз встречал его - седого, но сохранившего великолепную выправку, с неизменной толстой палкой в руках.
Памятен мне день, когда он пригласил меня на ужин по-русски. В его скромной квартире все блистало удивительной чистотой, порядком, уютом.
В специальном стеклянном шкафу - ордена и медали, полученные хозяином дома в разные годы жизни... Нас пригласили за хорошо сервированный стол. Серебряные приборы, тонкий фарфор...
Единственным блюдом, не считая чая, была гречневая каша со шкварками. Готовил ее собственными руками Алексей Алексеевич. Он вообще был замечательный кулинар. Такой изумительно вкусной каши я никогда в жизни ни до этого, ни после не едал...
Мне выпало счастье много вечеров провести в обществе Алексея Алексеевича, превосходного рассказчика. И я слышу его голос, когда открываю страницы его книги Пятьдесят лет в строю.
У меня было немало и других очень хороших и очень добрых встреч с интересными людьми: с писателями, артистами, общественными деятелями как старшего поколения, так и молодежи.
Но я считаю неудобным рассказывать о тех, кто работает и творит сейчас, кто бы он ни был.
Все эти годы я продолжал ездить по стране, всюду выступая со своими психологическими опытами.
Нет, я не могу пожаловаться на отсутствие ко мне интереса и уважения ни со стороны государства, которое высоко ценит и оплачивает мою работу, ни со стороны прессы, которая нередко пишет обо мне, ни со стороны зрителей, которым выступления нравятся, судя хотя бы по тому, что непроданных на мои Психологические опыты билетов, как правило, не бывает.
И лишь одна категория населения относится ко мне не всегда одинаково: это - ученые.
Я могу четко разделить их на две группы: на моих сторонников и противников. Помню, с каким огромным чисто профессиональным интересом отнесся ко мне на заре моей жизни немецкий профессор Абель.
Помню, как много со мной возился доктор Фрейд. Неменьшую заинтересованность высказал и советский академик П. П. Лазарев, к сожалению, рано умерший...
Но есть и еще одна категория ученых - тех, кто рад бы принять, но не понимает сущности моих опытов.

В 1950 году мое непосредственное начальство - гастрольное бюро, по линии которого выступал я со своими Психологическими опытами, - обратилось к Институту философии Академии наук СССР с просьбой помочь в составлении текста, который бы объяснял материалистическую сущность моих опытов.
В ответ было получено такое письмо:
Институт философии Академии наук СССР. В Гастрольное бюро Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР.
В соответствии с Вашим запросом направляем текст вступительного слова к выступлениям В. Г. Мессинга.
Автор текста - кандидат педагогических наук М. Г. Ярошевский.
Текст апробирован сектором психологии Института философии. Зав. сектором психологии
Петрушевский 17 мая 1950 г.

К этому сопроводительному письму был приложен текст, сочиненный М.Ярошевским. Привожу его здесь в несколько сокращенном виде.

Психологические опыты Мессинга, которые вы сейчас увидите, свидетельствуют о наличии у Мессинга чрезвычайно интересной способности: Мессинг в точности, безошибочно выполняет самые сложные мысленные приказания, которые любой из присутствующих пожелает ему предложить.
На первый взгляд умение Мессинга улавливать мысленные приказания других людей может показаться какой-то таинственной, сверхъестественной способностью. Однако в действительности ничего сверхъестественного Мессинг не делает.
Его опыты полностью объясняются материалистической наукой. Для того чтобы у присутствующих была полная ясность в отношении опытов Мессинга, кратко расскажем, почему ему удается выполнять сложнейшие задания зрителей. Органом мысли является мозг.
Когда человек о чем-либо думает, его мозговые клеточки мгновенно передают импульс по всему организму.
Например, если человек думает о том, что он берет в руку какой-либо предмет, представление об этом действии сразу же изменяет напряжение мышц руки.
Таким образом, совершенно неправильно было бы думать, что опыты Мессинга доказывают возможность передачи мысли из одного мозга в другой. Мысль неотделима от мозга. Если Мессинг отгадывает ее, то только потому, что мысль влияет на состояние органов движений и всего тела, и потому, что сам Мессинг обладает способностью непосредственно ощущать это состояние.
Наблюдая опыты Мессинга, мы еще раз убеждаемся в том, что нет такого явления, которое не находило бы исчерпывающего научного объяснения с позиции диалектико-материалистической теории.

До сих пор все мои выступления сопровождает этот текст. Я много уже говорил на этих страницах о своих способностях, не конкретизируя и не объясняя, что за этим словом скрывается.
Настало время рассказать все, что я знаю об этом. Итак, что же я умею делать?
Правда, это напряжение мышц руки очень незначительно, однако оно реально существует.
Идея, мысль отражается на моторной, двигательной сфере. Исследования советских физиологов, учеников академика И. Павлова, К. Быкова и других, показали, что мысль о движении вызывает не только слабые сокращения соответствующих мышц, но также изменение кровообращения в организме, повышение его возбудимости и т. д.
Не так давно были применены очень чувствительные приборы для записи токов, возникающих в мышцах при мысли о чем-либо, о движении куда-либо и т. д.
Оказалось, что если человек, закрыв глаза, представляет какой-либо высокий предмет, например высокую башню, то в этот момент в мышцах его глазных яблок появляются импульсы возбуждения.
Как будто бы он в действительности смотрит на высокую башню и для этого подымает глаза вверх.
Если к языку и гортани человека приложить электроды, соединенные с достаточно чувствительным гальванометром, а затем попросить испытуемого представить в уме, что он произносит какую-либо фразу, то гальванометр зафиксирует возникновение в мышцах гортани слабых импульсов. Как будто испытуемый вслух сказал несколько слов.

Данные науки не оставляют никаких сомнений в том, что наши представления и мысли, являясь продуктом мозга, неразрывно связаны с соответствующими движениями.
Эти движения, как мы уже сказали, очень слабые, незаметные, недоступные непосредственному восприятию. Однако при известных условиях их можно уловить. Проводимые сегодня опыты являются ярким доказательством того.
Острота органов чувств не у всех людей одинакова. Некоторые люди, в силу условий их жизни и деятельности, обладают очень высокой, иногда поразительной, чувствительностью.
Вольф Мессинг - это человек, обладающий исключительно высокой и натренированной чувствительностью, - человек-анализатор. Его мозг способен производить удивительно тонкий чувствительный анализ.
Его чувствительность настолько остра, что ему удается схватывать незаметные изменения в теле человека, которые происходят, когда человек о чем-либо думает.
Мессинг непосредственно ощущает двигательные импульсы, поступающие из мозга в мускулатуру, когда испытуемый мысленно дает Мессингу задание.
Если задание очень сложное, Мессинг последовательно ощущает целую серию происходящих в мышцах изменений.
Для того чтобы осуществить это, Мессинг должен до предела напрячь свою нервную систему, отвлечься от множества посторонних раздражителей, выбрать только те сигналы, которые указывают правильный путь. Поэтому внешнее поведение Мессинга зачастую необычно.
Для решения задачи он должен приложить немалые усилия.


Назад // Глава II. На советской земле. Часть 3. \\ Далее






Вас так же может заинтересовать:

Тренировка китайского спецназа

Выставка 3D. China 2012

Вольф Гершкович Мессинг

Стражи горы Гризим

Меня родила еврейская мать..






Комментарии
Требуется авторизация



© Copyright www.kolheti.com internet gold. All rights reserved.