Карта Грузии Схема метро Клавиатура Транслит Гостиницы
Сейчас посетителей на сайте: 2
Обновления Сообщения Гостевая книга Вход на сайт

Фольф Мессинг - О самом себе
/ Литературная запись Михаила Васильева 1964-1965 /

Глава I. Годы и встречи. Часть 8.

Назад //\\ Далее


С Фрейдом я потом встречался неоднократно. В его квартире так же безраздельно царствовали книги, как и в квартире Эйнштейна. Одна небольшая комната была превращена в лабораторию.
Не знаю, были ли действительно нужны Фрейду для работы все те предметы, которые там стояли и лежали на полках, - свесивший тонкие кости рук скелет на железном штативе, оскалившие зубы черепа, части человеческого тела, заспиртованные в больших стеклянных банках, и т.д., - или они целиком предназначались для воздействия на психику больных, которых врач принимал дома, но впечатление эта комната производила сильное.
Особенно в сочетании с аскетической, суровой, одетой в черное фигурой ее хозяина, напоминавшего злого демона.
Мне почему-то даже в домашней обстановке он представляется обязательно со складной палкой-зонтиком в руках. Впрочем, посетителей у Фрейда было немного. Чаще всего пожилые люди, строго чопорные и накрахмаленные и всегда, по моде того времени, с бакенбардами.
В общем же, как мне сейчас помнится, Фрейда-человека не любили. Он был желчен, беспощадно критичен, мог незаслуженно унизить человека...
Но на меня он оказал благоприятное влияние. Он научил меня самовнушению и сосредоточению...
Шестнадцатилетний мальчик, мог ли я не попасть под власть этого очень интересного, глубокого, я бы сказал, могучего человека?! И власть свою Фрейд употребил на благо мне. Более двух лет продолжалось наше близкое знакомство, которое я и сегодня вспоминаю с чувством благодарности.
Дела мои между тем шли хорошо. И в 1917 году господин Цельмейстер сообщил мне, что мы выезжаем в большое турне.
Маршрут его охватывал чуть не весь земной шар.
За четыре года мы побывали в Японии, Бразилии, Аргентине...
Было очень много, пожалуй, даже слишком много впечатлений. Они находили одно на другое, нередко заслоняя и искажая друг друга. Так искажается форма вещей, если их слишком много набить в чемодан.
В 1921 году я вернулся в Варшаву. За те годы, что я провел за океаном, многое изменилось в Европе.
В России произошла Октябрьская революция. На перекроенной карте Европы обозначилось новое государство - Польша. Местечко, где я родился и где жили мои родители, оказалось на территори этой страны.

Мне исполнилось 23 года, и меня призвали в польскую армию. Прошло несколько месяцев.
Однажды меня вызвал к себе командир и сказал, что меня приглашает сам начальник Польского государства Юзеф Пилсудский.
Меня ввели в роскошную гостиную. Здесь было собрано высшее придворное общество, блестящие военные, роскошно одетые дамы.
Пилсудский был одет в подчеркнуто простое полувоенное платье без орденов и знаков отличия.
Начался опыт. За портьерой был спрятан портсигар. Группа придворных следила за тем, как я его нашел. Право же, это было проще простого! Меня наградили аплодисментами...
Более близкое знакомство с Пилсудским состоялось позднее в личном кабинете. Начальник государства - кстати, это был его официальный титул в те годы - был суеверен, как женщина.
Он занимался спиритизмом, любил счастливое число тринадцать... Ко мне он обратился с просьбой личного характера, о которой мне не хочется, да и неудобно сейчас вспоминать.
Могу только сказать, что я ее выполнил.
По окончании военной службы я вновь вернулся к опытам. Моему новому импресарио господину Кобаку было лет пятьдесят.
Это был очень деловой человек нового склада.
Вместе с ним я совершил множество турне по различным странам Европы. Я выступал со своими опытами в Париже, Лондоне, Риме, снова в Берлине, Стокгольме.
По возможности я стремился разнообразить и расширять программу своих выступлений.
Так, помню, в Риге я ездил по улицам на автомобиле, сидя на месте водителя. Глаза у меня были накрепко завязаны черным полотенцем, руки лежали на руле, ноги стояли на педалях.
Диктовал мне мысленно, по существу, управляя автомобилем с помощью моих рук и ног, настоящий водитель, сидевший рядом.
Этот опыт, поставленный на глазах у тысяч зрителей с чисто рекламной целью, был, однако, очень интересен.
Второго управления автомобиль не имел. Ни до этого, ни после этого за баранку автомобиля я даже не держался...
Посетил я в эти годы также и другие континенты - Южную Америку, Австралию, страны Азии.

Из бесчисленного калейдоскопа встреч не могу хотя бы в нескольких строчках не остановиться на происшедшей в 1927 году встрече с выдающимся политическим деятелем Индии Мохандасом Карамчандом Ганди.
В его учении, как известно, причудливо переплелись отдельные положения древней индийской философии, толстовства и разнообразнейших социалистических учений.
Ганди меня глубоко потряс. Удивительная простота, всегда соседствующая с подлинной гениальностью, исходила от этого человека.
Запомнилось его лицо мыслителя, тихий голос, неторопливость и плавность движений, мягкость обращения со всеми окружающими. Одевался Ганди аскетически просто и употреблял самую простую пищу.
Во время опыта, который я демонстрировал в его присутствии, Ганди был моим индуктором.
Он продиктовал мне следующее задание: взять со стола и подать третьему человеку флейту. Этот третий взял ее, поднес к губам, и тонкие музыкальные звуки задрожали в воздухе.
И вдруг из стоящей у его ног корзины с узким горлышком - корзины, похожей на бутыль, - начала выливаться серо-пестрая лента змеи. Ее движения четко повторяли ритм, заданный флейтистом. Это был настоящий танец, не менее точный и прекрасный, чем человеческий.
До этого я никогда не видел ничего подобного и смотрел, как завороженный.
Находясь в Индии, я не мог, конечно, упустить возможности собственными глазами посмотреть на искусство йогов. Виртуозное умение управлять своим телом, владеть им, достигаемое непрестанной тренировкой, поистине удивительно.
Мне особенно интересно было наблюдать погружение в глубокое каталептическое состояние, длящееся иногда по нескольку недель. Мне никогда не удавалось добиться столь длительного пребывания в этом состоянии.


Назад // Глава I. Годы и встречи. Часть 8. \\ Далее






Вас так же может заинтересовать:

Тренировка китайского спецназа

Выставка 3D. China 2012

Вольф Гершкович Мессинг

Стражи горы Гризим

Меня родила еврейская мать..






Комментарии
Требуется авторизация



© Copyright www.kolheti.com internet gold. All rights reserved.