Карта Грузии Схема метро Клавиатура Транслит Гостиницы
Сейчас посетителей на сайте: 2
Обновления Сообщения Гостевая книга Вход на сайт

Фольф Мессинг - О самом себе
/ Литературная запись Михаила Васильева 1964-1965 /

Глава I. Годы и встречи. Часть 7.

Назад //\\ Далее


Когда мне исполнилось лет пятнадцать, импресарио снова перепродал меня в знаменитый в то время цирк Буша.
Шел роковой для человечества 1914 год.
Началась первая мировая война, унесшая столько миллионов жизней. Теперь я понимаю, что мой импресарио господин Цельмейстер специально отгораживал меня от большой жизни мира, пытался сосредоточить все внимание на стремлении к успеху, к заработку.
Но это ему не всегда удавалось. Я понимал уже тогда, как мало я знаю.
В Берлине в те годы я посещал частных учителей и занимался с ними общеобразовательными предметами. Особенно интересовала меня психология.
Поэтому позже я длительное время работал в Вильненском университете на кафедре психологии, стремясь разобраться в сути и своих собственных способностей.
Помню моих учителей и коллег - профессоров Владычко, Кульбышевского, Орловского, Регенсбурга и других...
Систематического образования мне получить так и не удалось, но я внимательно слежу за развитием современной науки, в курсе современной политической жизни мира, интересуюсь русской и польской литературой.
Знаю русский, польский, немецкий, древнееврейский... Читаю на этих языках и продолжаю пополнять свои знания, насколько позволяют мне мои силы.
Но я отвлекся... Вернемся в цирк Буша, в 1914 год... Мало что изменилось в моей программе. Те же иглы, то же прокалывание шеи.
И первые психологические опыты. В цирке Буша мы уже не убивали миллионера и не раздавали его драгоценности посетителям, а, наоборот, собирали у них разные вещи.
Потом эти вещи сваливали в одну груду а я должен был разобрать их и раздать владельцам.
Понемногу я становился все более известным, а мой импресарио господин Цельмейстер - все более представительным. Лицо у него все более округлялось, стройность фигуры была под сильной угрозой.
Наконец в 1915 году он повез меня в первое турне - в Вену. Теперь уже не с цирковыми номерами, а с программой психологических опытов.
С цирком было покончено навсегда. Выступать пришлось в Луна-парке.
Гастроли длились три месяца. Мои выступления привлекли всеобщее внимание. Я стал гвоздем сезона.
И здесь, в Вене, выпало мне счастье встретиться с великим Альбертом Эйнштейном.
Шел 1915 год. Эйнштейн был в апогее своего творческого взлета. Я незнал, конечно, тогда ни о его исследованиях броуновского движения, ни о смелых идеях квантования электромагнитного поля, позволивших ему объяснить целый ряд непонятных явлений в физике, идеях, которые тогда, кстати, разделяли лишь очень немногие физики.
Не знал я и того, что он уже завершил, по существу, общую теорию относительности, устанавливающую удивительные для меня и сегодня связи между веществом, временем, пространством.
Это великое открытие Эйнштейна было опубликовано через год - в 1916 году. Но хотя я всего этого тогда не знал и знать не мог, имя Эйнштейна - знаменитого физика - я уже слышал.
Вероятно, Эйнштейн посетил одно из моих выступлений и заинтересовался им, потому что в один прекрасный день он пригласил меня к себе.
Естественно, я был очень взволнован предстоящей встречей.
На квартире Эйнштейна меня в первую очередь поразило обилие книг. Они были всюду, начиная с передней. Меня провели в кабинет.
Здесь находились двое - сам Эйнштейн и Зигмунд Фрейд, знаменитый австрийский врач и психолог, создатель теории психоанализа.
Не знаю, кто тогда был более знаменитым, наверное, Фрейд, да это и непринципиально. Фрейд - пятидесятилетний, строгий - смотрел на собеседника исподлобья тяжелым, неподвижным взглядом.
Он был, как всегда, в черном сюртуке. Жестко накрахмаленный воротник словно подпирал жилистую, уже в морщинах шею.
Эйнштейна я запомнил меньше. Помню только, что одет он был просто, по-домашнему, в вязаном джемпере, без галстука и пиджака. Фрейд предложил приступить сразу к опытам. Он и стал моим индуктором.
До сих пор помню его мысленное приказание: подойти к туалетному столику, взять пинцет и, вернувшись к Эйнштейну... выщипнуть из его великолепных пышных усов три волоска.
Взяв пинцет, я подошел к великому ученому и, извинившись, сообщил ему, что хочет от меня его ученый друг.
Эйнштейн улыбнулся и подставил мне щеку...
Второе задание было проще: подать Эйнштейну его скрипку и попросить его поиграть на ней. Я выполнил и это безмолвное приказание Фрейда.
Эйнштейн засмеялся, взял смычок и заиграл. Вечер прошел непринужденно-весело, хотя я был и не совсем равным собеседником: ведь мне было в ту пору 16 лет.
На прощание Эйнштейн сказал:
- Будет плохо - приходите ко мне...

Назад // Глава I. Годы и встречи. Часть 7. \\ Далее






Вас так же может заинтересовать:

Тренировка китайского спецназа

Выставка 3D. China 2012

Вольф Гершкович Мессинг

Стражи горы Гризим

Меня родила еврейская мать..






Комментарии
Требуется авторизация



© Copyright www.kolheti.com internet gold. All rights reserved.