Карта Грузии Схема метро Клавиатура Транслит Гостиницы
Сейчас посетителей на сайте: 3
Обновления Сообщения Гостевая книга Вход на сайт

Фольф Мессинг - О самом себе
/ Литературная запись Михаила Васильева 1964-1965 /

Глава I. Годы и встречи. Часть 6.

Назад //\\ Далее


Берлинский паноптикум был своеобразным зрелищным предприятием: в нем демонстрировались живые экспонаты.
Попав туда в первый раз, я сам попросту испугался. В одном помещении стояли сросшиеся боками девушки-сестры. Они перебрасывались веселыми и не всегда невинными шутками с проходившими мимо молодыми людьми.
В другом помещении стояла толстая женщина, обнаженная до пояса, с огромной пышной бородой.
Кое-кому из публики разрешалось подергать за эту бороду, чтобы убедиться в ее естественном происхождении.
В третьем помещении сидел безрукий в трусиках, умевший удивительно ловко одними ногами тасовать и сдавать игральные карты, сворачивать самокрутку или козью ножку, зажигать спичку. Около него всегда стояла толпа зевак. Удивительно ловко он также рисовал ногами. Цветными карандашами он набрасывал портреты желающих, и эти рисунки приносили ему дополнительный заработок...
А в четвертом павильоне три дня в неделю лежал на грани жизни и смерти чудо-мальчик Вольф Мессинг.
В паноптикуме я проработал более полугода. Значит, около трех месяцев жизни пролежал я в прозрачном холодном гробу.
Платили мне целых пять марок в сутки! Для меня, привыкшего к постоянной голодовке, это казалось баснословно большой суммой.
Во всяком случае, вполне достаточной не только для того, чтобы прожить самому, но даже и кое-чем помочь родителям.
Тогда-то я и послал им первую весть о себе...
Я уже рассказывал о том первом опыте внушения мне, который был проведен профессорами Абелем и Шмиттом.
После этого такие опыты эти два ученых проводили со мной неоднократно. И результаты раз от раза становились все лучшими. Я начинал понимать отдаваемое мне мысленно распоряжение значительно быстрее и точнее.
Научился выделять из хора звучащих в моем сознании мыслей окружающих именно тот голос, который мне нужно было услышать.
Абель не уставал твердить:
- Тренируйте, развивайте ваши способности! Не давайте им заглохнуть и забыться!
Я начал тренироваться. В свободные четыре дня недели я ходил на берлинские базары. Вдоль прилавков с овощами, картофелем и мясом стояли краснощекие молодые крестьянки и толстые пожилые женщины из окрестных сел.
Покупатели были редки, и в ожидании их многие продавцы сидели, задумавшись о своем.

Я шел вдоль прилавков и поочередно, словно верньером приемника включая все новые станции, прослушивал простые и неспешные мысли немецких крестьян о хозяйстве, оставленном дома, о судьбе дочери, вышедшей неудачно замуж, о ценах на продукты, которые упрямо не растут...
Но мне надо было не только слышать эти мысли, но и проверять, насколько правильно мое восприятие.
И в сомнительных случаях я подходил к прилавку и говорил, проникновенно глядя в глаза:
- Не волнуйся... Дочка не забудет подоить коров и дать корм поросятам... Она хоть и маленькая еще у тебя, но крепкая и смышленая...
Ошеломленный всплеск руками, восклицания удивления убеждали меня, что я не ошибся.
Такими тренировками я занимался более двух лет. Абель научил меня и еще одному искусству - способности выключать силой воли то или иное болевое ощущение.
Когда я почувствовал, что время настало и я научился собой вполне владеть, я начал выступать в варьете Зимнего сада - Винтергартене.
В начале вечера я выступал в роли факира. Заставлял себя не чувствовать боль, когда мне кололи иглами грудь, насквозь прокалывали иглой шею...
Много лет спустя я весело смеялся, читая в умной и грустно-веселой книге Всеволода Иванова Приключения факира о подобных неудачных выступлениях героев книги.
В заключение на сцену выходил артист, одетый под миллионера. Блестящий фрак. Цилиндр. Усыпанные перстнями руки. Золотая цепь к золотым часам, висящая на животе. Бриллиантовые запонки...
Затем на сцене появились разбойники. Они убивали миллионера, а драгоценнности его (естественно, фальшивые) раздавали посетителям, сидящим за столиками, с просьбой спрятать в любом месте, но только не выносить из зала.
Затем в зале появлялся молодой сыщик Вольф Мессинг. Он шел от столика к столику и у каждого столика просил прелестных дам и уважаемых господ вернуть ему ту или иную драгоценность, спрятанную там-то и там-то.
Чаще всего - в заднем кармане брюк, внутреннем кармане фрака, в сумочке или туфельке женщины. Номер этот неизменно пользовался успехом. Многие стали специально приходить в Винтергартен, чтобы посмотреть его.


Назад // Глава I. Годы и встречи. Часть 6. \\ Далее






Вас так же может заинтересовать:

Тренировка китайского спецназа

Выставка 3D. China 2012

Вольф Гершкович Мессинг

Стражи горы Гризим

Меня родила еврейская мать..






Комментарии
Требуется авторизация



© Copyright www.kolheti.com internet gold. All rights reserved.