Карта Грузии Схема метро Клавиатура Транслит Гостиницы
Сейчас посетителей на сайте: 7
Обновления Сообщения Гостевая книга Вход на сайт

Как закончилась война в Афганистане


Накануне советского вторжения в Афганистан 21 декабря 1979 года назначенный руководить операцией первый замминистра обороны Сергей Соколов сообщил жене, что встретить вместе Новый год, к сожалению, не удастся, но через месяц все будет кончено, и тогда они поедут в санаторий.

Тот же срок - один месяц - назвал министр иностранных дел Андрей Громыко в ответ на вопрос советского посла в Вашингтоне Анатолия Добрынина: "Зачем это нам надо? Ведь окончательно испортим отношения с американцами!".

Война продлилась 9 лет, 1 месяц и 25 дней и поставленных целей не достигла.

В невозможности покорить Афганистан обычными силовыми методами убедились британцы еще в XIX веке.

Империя-победительница Наполеона, над которой никогда не заходило солнце, безуспешно воевала с афганцами 38 лет.

У афганских племен никогда не было желания кому-либо подчиняться. Они и своего короля не очень-то слушались.

Афганистан не имел ни развитой инфраструктуры, ни сильной центральной власти, которые можно было бы разрушить, и лишить народ воли и возможности сопротивляться. Даже захват иностранными войсками столицы в этой стране не значил ничего.

Афганцев нельзя было принудить к покорности, лишив благ цивилизованной жизни, которыми они и так не были избалованы.

Наконец, горный рельеф создавал исключительно благоприятные условия для партизанской войны и не позволял взять под контроль границу с Пакистаном, чтобы отрезать повстанцев от внешней помощи.

Как показывает опыт, единственной приемлемой тактикой в Афганистане является подкуп (деньгами или иными благами) влиятельных местных лидеров при полном невмешательстве в их внутренние дела.

Британцы в конце концов договорились с эмиром в Кабуле об отказе Афганистана от самостоятельной внешней политики в обмен на солидные денежные вливания.

Большинство подданных эмира, вероятно, и не подозревало об утрате суверенитета.

Нечто подобное пытается проделать сегодня антиталибская коалиция, да и то без особого успеха.

СССР такой путь не устраивал. Москве требовалось подтверждение того, что "триумфальное шествие по миру марксистско-ленинских идей" продолжается.

На локальном уровне тактика компромисса иногда использовалась. В воспоминаниях участников афганской войны описан случай, как некий советский командир добился от местных старейшин обещания не допускать в деревню моджахедов, если он не будет завозить в полковое подсобное хозяйство "нечистых" по канонам ислама свиней.

Однако в целом проводилась политика превращения Афганистана в стандартную "страну социалистической ориентации".

Российский историк Сергей Пахмутов назвал переговоры по афганскому урегулированию "самыми долгими и сложными в истории дипломатии второй половины ХХ столетия".

С этим можно поспорить. Переговоры по Ближнему Востоку или по Кипру вряд ли являются более простыми, и тянутся куда дольше. Скорее напрашивается другая мысль: в подобных ситуациях для выхода из тупика требуется радикальное изменение позиции одной из сторон.

Первые попытки решить "афганский вопрос" были предприняты уже в марте 1980 года.

МИД Италии предложил СССР провести по этому поводу политические консультации, а Организация исламская конференция (ОИК) - заменить советские войска международным миротворческим контингентом из представителей мусульманских стран.

Президент Франции Валери Жискар Д'Эстен выдвинул целую программу: расширить афганское правительство за счет деятелей, не входящих в Народно-демократическую партию, созвать международную конференцию с участием постоянных членов Совета Безопасности ООН, ОИК, Индии, Ирана и Пакистана, вывести советские войска, прекратить поставки оружия всем противоборствующим сторонам.

С подобными инициативами вскоре выступили Европейское экономическое сообщество (ныне ЕС) и британский министр иностранных дел лорд Каррингтон.

В мае 1980 года просоветское правительство Бабрака Кармаля объявило о готовности к переговорам с Пакистаном и Ираном. Те отказались, считая кабульский режим марионеточным.

В 1982 году за афганскую проблему взялся новый генсек ООН Перес де Куэльяр. В июне того же года ему удалось усадить пакистанских и афганских представителей за стол переговоров в Женеве.

Точнее, делегации во главе с министрами иностранных дел Якуб Ханом и Шах Мухаммед Достом за столом не встречались, а общались через ооновского посредника Диего Кордовеса.

СССР в переговорах напрямую не участвовал, но глава МИД Афганистана по пути в Женеву и обратно каждый раз заезжал в Москву.

Кордовес без устали курсировал между Женевой, Кабулом, Исламабадом, Москвой и Нью-Йорком.

Женевские переговоры продолжались с перерывами до декабря 1985 года и результатов не дали.

Камнем преткновения стало категорическое нежелание СССР и правительства Бабрака Кармаля разговаривать с афганскими моджахедами - тем более, предоставить им какую-либо роль в управлении страной.

Они были согласны обсуждать исключительно "прекращение внешнего вмешательства в дела Афганистана" и возвращение беженцев при сохранении в неизменном виде кабульского режима и не хотели называть конкретных сроков вывода советских войск

По мнению специалистов, невозможность добиться победы в Афганистане сделалась окончательно очевидной в 1984 году.

Военные усилия СССР тогда достигли своего пика. Численность "ограниченного контингента" составила 108 700 человек, в том числе 73 600 человек в боевых частях.

Этот же год оказался самым обильным на потери - погибли 2343 советских военнослужащих.

После прихода к власти Михаила Горбачева советская позиция на первых порах не изменилась. 25 февраля 1986 года на ХХVII съезде КПСС новый генсек опять говорил о "необъявленной войне", по его мнению, развязанной против Афганистана Западом.

Однако постепенно взгляды Кремля стали эволюционировать в духе "нового мышления", и "процесс пошел".

Как пишет в воспоминаниях помощник Горбачева Анатолий Черняев, консерваторы в ЦК, МИД, Генеральном штабе и спецслужбах оказывали серьезное сопротивление.

При этом даже они понимали, что выиграть войну нельзя. Их главный аргумент состоял в том, что СССР не может себе позволить бежать из Афганистана, как американцы из Вьетнама, и уронить престиж сверхдержавы.

Под их влиянием уже принятые решения порой тормозились или вообще пересматривались.

Сторонники прекращения войны упирали прежде всего на ее ненужность для страны и человеческие жертвы.

Первый шаг был сделан 27 апреля 1986 года, когда советское политбюро решило заменить Бабрака Кармаля новым лидером и взять курс на внутриафганское примирение.

Начальник Первого главного управления КГБ (внешняя разведка) Владимир Крючков отправился в Кабул объявить Кармалю, что тому следует уйти в отставку.

4 мая партию возглавил шеф афганской госбезопасности Наджиб, который первым делом исламизировал свое имя и стал зваться Наджибуллой.

В том же месяце возобновились женевские переговоры, на которых афганская сторона, с согласия Москвы, впервые согласилась обсуждать конкретные сроки вывода советских войск. Пакистанские представители первоначально говорили о четырех месяцах, афганские - о двух годах.

В октябре 1986 года из Афганистана был выведен значительный советский контингент - шесть полков.

В декабре, во время визита Наджибуллы в Москву, Горбачев, по имеющимся данным, впервые твердо заявил тому, что вывод войск неизбежен.

С января 1987 года 40-я армия в основном прекратила наступательные операции. По свидетельству ее последнего командующего Бориса Громова, "боевые действия командир обязан был проводить только для того, чтобы не допустить массовой гибели наших людей".

Весной 1987 года наступила эпоха дозированной гласности. Когда в одном из выпусков программы "Взгляд" после репортажа из Афганистана Борис Гребенщиков спел из Вертинского: "Я не знаю, зачем и кому это нужно, кто послал их на смерть недрожащей рукой", - стало ясно: пал и этот бастион.

Вскоре советские СМИ начали именовать бывших "душманов" вооруженной оппозицией.

Как следует из статьи начальника управления архивных фондов ФСБ России Василия Христофорова, в 1985-1989 годах работавшего в Афганистане советником, афганские руководители, вероятно, понимали, что вывод советских войск не сулит им ничего хорошего, и на протяжении всего 1987 года тормозили женевские переговоры, несмотря на внушения Горбачева, Шеварднадзе и Крючкова.

В сентябре очередной раунд закончился, не успев начаться, после резкого выступления министра иностранных дел промосковского режима Абдул Вакиля.

В конце 1987 года советские войска провели в Афганистане последнее крупное наступление - операцию "Магистраль" по разблокированию Хоста.

Город осадили моджахеды во главе с вождем племени джадран Джелалуддином Хаккани.

В ходе боев, продолжавшихся с 23 ноября по 30 декабря, две советские мотострелковые дивизии, одна воздушно-десантная дивизия и отдельная десантно-штурмовая бригада выбили моджахедов с расположенного на трехкилометровой высоте перевала Сети-Кандав и разблокировали дорогу Гардез-Хост.

По мнению Черняева, понесенные жертвы оказались напрасными, ибо решение о выводе войск к тому времени уже состоялось.

Однако руководство КГБ убедило Горбачева доводом, что в случае взятия Хоста моджахедами там может быть создано альтернативное правительство, и накануне ухода надо обеспечить Наджибулле благоприятные условия.

"Мы уходим!"

Во время визита в США в декабре 1987 года Горбачев объявил, что политическое решение о выводе советских войск принято.

В январе 1988 года Шеварднадзе и Крючков имели в Кабуле очередной непростой разговор с афганским лидером.

Как сообщает бывший заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-лейтенант Альфред Гапоненко, Наджибулла убеждал их оставить хотя бы 10-15 тысяч советских военнослужащих для охраны ключевой автомагистрали Кабул-Хайратон.

Политбюро ЦК КПСС отвергло это предложение, поскольку такой, и впрямь "ограниченный" воинский контингент не мог бы защитить сам себя, и вскоре его опять пришлось бы наращивать.

В феврале Наджибулла полетел в Москву, по некоторым данным, в надежде отсрочить окончательное решение. Однако итогом визита стало совместное заявление, в котором впервые была названа дата начала вывода войск - 15 мая.

Теперь предстояло определить срок его окончания.

2 марта в Женеве возобновились переговоры, на сей раз с прямым участием СССР и США. 14 апреля был подписан пакет афгано-пакистанских соглашений, гарантами которых выступили Москва и Вашингтон.

СССР обязался завершить вывод войск к 15 февраля 1989 года и выполнил обещанное.

Из Кабула последние советские военные ушли 4 февраля.

Операции по выводу войск было присвоено кодовое название "Тайфун". Существовали опасения, что моджахеды попытаются атаковать советские колонны на марше, но те дали бывшим врагам уйти спокойно.

Более 30 человек погибли при движении через перевал Саланг, но не от неприятельской атаки, а от снежной лавины.

Окончание войны было встречено в СССР с ликованием.

Рок-ансамбль ВДВ в беретах и тельняшках под нарастающий рокот гитар пел: "Мы уходим, уходим, уходим, уходим!!!".

По телевидению многократно показали кадры пересечения моста через пограничную Аму-Дарью последними БТРами под красным флагом, встречу советских солдат в узбекском Термезе и командующего Громова, который, как утверждалось, перешел мост последним, не оставив за собой ни одного из подчиненных.

По некоторым данным, Эдуард Шеварднадзе предложил Наджибулле политическое убежище в Москве, но тот отказался, заявив, что справится сам.

Не исключено, что так бы и вышло, но после августовского путча его правительство лишилось советских военных поставок и в апреле 1992 года было свергнуто моджахедами, которых в 1996 году сменили талибы.

Разницу между двумя режимами немедленно продемонстрировала судьба самого Наджибуллы. Если при моджахедах он был вынужден укрываться в миссии ООН в Кабуле, то талибы наплевали на дипломатический иммунитет, выволокли бывшего правителя из здания и после зверских пыток в тот же день повесили без суда и следствия.

Впрочем, афганская госбезопасность при Наджибулле, согласно многочисленным свидетельствам, тоже не являлась гуманным учреждением.

Как вспоминает Василий Христофоров, его бывший шеф Крючков еще во время подписания женевских соглашений выражал недовольство ходом событий, которые, по его мнению, вели прямиком к свержению Наджибуллы и "приходу в Кабул правителей, соответствующих американским интересам".

Глава КГБ оказался прав наполовину. Какого рода правители пришли в Кабул, продемонстрировала трагедия 11 сентября 2001 года.

Через 20 лет после ухода советских войск из Афганистана порядка в стране как не было, так и нет, но России это больше напрямую не касается.

В войне приняли участие около 620 тысяч советских граждан. 86 человек стали Героями Советского Союза, 26 из них - посмертно.

Последствия "афганского синдрома", к счастью, оказались не столь тяжелыми. Предсказанного драматического всплеска преступности, политического экстремизма и психических заболеваний не произошло.

На какое-то время "афганцы" оказались в центре общественного внимания. Коммунисты видели в них героев-патриотов, демократы - жертв преступного режима, но те и другие называли цветом нации и требовали для них привилегий и благ. Ветеранов Афганистана уравняли в льготах с солдатами Великой Отечественной.

Многие "афганцы" стали видными политиками и военачальниками. Борис Громов ныне губернатор Московской области.

СССР потерял в Афганистане 15051 человек, 53753 военнослужащих стали инвалидами, 417 пропали без вести (130 впоследствии вернулись из плена).

Война и поддержка просоветского режима обошлись примерно в 38 млрд. долларов.

Число погибших афганцев колеблется, по разным оценкам, от 670 тысяч до двух миллионов человек.

В статье на сайте "Русская цивилизация" Сергей Пахмутов с нескрываемой гордостью пишет, что "за время войны нашими войсками было уничтожено до 800 тысяч мятежников". Сложно сказать, насколько верна данная цифра, и какую часть погибших составляли моджахеды, а какую - мирное население.

По другим данным, в вооруженном сопротивлении участвовали от 150 до 200 тысяч человек, и разумеется, не все они были убиты.

Сказанные на I съезде народных депутатов слова Андрея Сахарова о том, что мы называем "афганцами" исключительно советских ветеранов и начисто забыли о страданиях настоящих афганцев, вызвали яростную отповедь депутата из Черкасс Сергея Червонопиского, потерявшего в Афганистане обе ноги.

Обе стороны проявили в войне жестокость. Известны случаи как истязаний советских пленных, так и уничтожения со всем населением кишлаков, дававших приют повстанцам, минирования полей, целенаправленного уничтожения посевов и систем водоснабжения на территориях, контролируемых моджахедами.

Информация о применении 40-й армией химического оружия достоверного подтверждения не получила.

Как пишет Пахмутов, "наша армия приобрела бесценный опыт боевых действий в сложных условиях горно-пустынной местности, в условиях отсутствия прямого соприкосновения с противником и линии фронта, с учетом опыта боевых действий модернизировалась техника".

Возможно, так оно и есть, но всего через шесть лет этот "бесценный опыт" отчего-то мало проявился в Чечне, хотя армию тогда возглавляли генералы, прошедшие Афганистан.

Как утверждает в своей книге "Ограниченный контингент" Борис Громов, "не существует оснований для утверждения о том, что 40-я армия потерпела поражение".

По мнению генерала, "советские войска... выполнили - в отличие от американцев во Вьетнаме - свои задачи".

С этим трудно согласиться. Конечно, моджахеды, не имевшие артиллерии, авиации и танков, не могли разгромить регулярную советскую армию так, как были разгромлены, например, немцы под Сталинградом. Но ответ на вопрос, кто выиграл, а кто проиграл войну, определяется ее результатом.

Не исключено также, что подчиненные Бориса Громова действительно справились с какими-то конкретными оперативно-тактическими задачами успешнее, чем американцы во Вьетнаме. Об этом судить военным историкам и экспертам.

Однако в политическом и стратегическом смысле обе сверхдержавы во второй половине XX века потерпели поражение в локальных войнах.



Вас так же может заинтересовать:

Афганистан в мае 2013 года

Найроби в сетябре 2013 года







Комментарии
Требуется авторизация






© Copyright www.kolheti.com internet gold. All rights reserved.