Карта Грузии Схема метро Клавиатура Транслит Гостиницы
Сейчас посетителей на сайте: 1
Обновления Сообщения Гостевая книга Вход на сайт


Джаба Иоселиани


 img № 002

Джаба Иоселиани родился в 1926 году.
Отец его был инженером-путейцем, мать – преподавателем.
Первый раз его посадили в 16 лет, в 1942 году, за разбой.
Из зоны сбежал и, будучи в бегах, по поддельному аттестату поступил на факультет востоковедения Ленинградского университета.

Доучился до пятого курса, но в 29 лет снова попал за решетку за вооруженный грабеж и провел в камере 10 лет, став вором в законе и признанным авторитетом в уголовном мире.
По его собственным воспоминаниям, 5 марта 1953 года он первым оповестил заключенных ростовской тюрьмы о смерти вождя, закричав что есть силы: «Ура! Сапожник умер!».

Как говорил сам Джаба Иоселиани, «у меня не было иной дороги: или тюрьма – или комсомол.
Я в комсомол не мог вступить органически, я видел, что вся шваль лезла в комсомол.
Я так не мог, а больше дороги не было. Даже в монастырь нельзя было податься, потому что монастырей не было. Куда было идти?»

Вором Иоселиани был дерзким и изобретательным. Известна история, как в середине 50-х он с группой друзей вошел в московский ГУМ с несколькими кассовыми аппаратами.
Они поставили их в центре магазина у фонтана и начали пробивать чеки в разные отделы. Набрав достаточную сумму, они скрылись, оставив на память следователям кассовые аппараты.
Это было одно из самых дерзких мошенничеств в истории советской торговли.

Во время второго срока Иоселиани начал писать рассказы. Уровень написанного был столь высок, что, несмотря на место пребывания автора, их публиковали. И в конце концов группа видных грузинских деятелей культуры обратилась к руководству СССР с просьбой о помиловании.

В 39 лет он освободился и поступил в 9 класс вечерней школы.
Потом были институт, кандидатская и докторская диссертации, книги. С конца 60-х годов преподавал в университете и Тбилисском институте театрального искусства, писал пьесы, которые ставил театр им. Марджанишвили.
А параллельно – координировал связи между грузинским руководством и воровскими «авторитетами». Не поддающиеся административному контролю урожаи грузинских фруктов и овощей в значительной части шли на российские рынки в обход госзаготовок.

Докторскую диссертацию на тему «Комизм и маски грузинской комедии» Джаба защитил в 1982 году.
 img № 004
Военизированную организацию «Мхедриони» («Всадники») Иоселиани создал в 89-ом. В 1990 году, благодаря старой дружбе с первым зампредом Совмина Гурамом Мгеладзе, он сумел добиться официальной регистрации «Мхедриони» в качестве корпуса спасателей на случай стихийных бедствий.
В годы конфликтов в Абхазии и Южной Осетии отряды Иоселиани насчитывали около пяти тысяч боевиков.

Вскоре Иоселиани был арестован указом президента Гамсахурдия (формально – за незаконное хранение пистолета Макарова, а фактически – за создание «Мхедриони»), а его всадники распущены.
Однако просидел он всего несколько месяцев. В первые же дни переворота Национальная гвардия под командованием бывшего министра обороны Тенгиза Китовани, являвшаяся ударной силой путчистов, понесла серьезные потери, но без своего лидера бойцы «Мхедриони» не оказали ей поддержку и не вступили в бой со сторонниками президента.
 img № 003
Перелом произошел сразу после того, как Иоселиани был освобожден из тюрьмы. Спустя два часа, он был на митинге в центре Тбилиси и призывал бросить на свержение режима все силы… Через несколько дней президентский дворец был взят, а Гамсахурдия бежал в Армению.

На тот момент «Мхедриони» были самой внушительной силой в Грузии. Только в Тбилиси у Иоселиани было 800 бойцов, 3 танка и несколько бронетранспортеров, не считая огромной поддержки в народе.

После переворота именно Иоселиани настоял на том, чтобы призвать на трон Эдуарда Шеварднадзе.
Был создан Госсовет Грузии в составе: Э. Шеварднадзе (председатель), Т. Сигуа , Д. Иоселиани, Т. Китовани.
Последние двое были известны как криминальные авторитеты , и сразу после переворота вся Грузия говорила:«К власти пришли известный вор и неизвестный художник» (Тенгиз Китовани, тоже, кстати, успевший отсидеть, начинал свою карьеру, как малоудачливый художник и скульптор).

Ничего странного в выборе Иоселиани не было – основной проблемой Грузии он считал войну с Абхазией, а авторитет Шеварднадзе, по его расчетам, должен был склонить Запад на сторону Грузии в оценке этой войны.
Расчет этот, кстати, полностью оправдался.

Зимой 1992 года Иоселиани входил в президиум Военного совета (временное правительство), а весной и летом того же года – в Госсовет. В 1993 стал кавалером ордена Вахтанга Горгасали 1-ой степени и на протяжении еще двух лет председательствовал во временно чрезвычайном комитете.

Тем не менее Иоселиани быстро разочаровался в президенте и в интервью говорил, что Шеварднадзе мог сделать из Грузии Швейцарию, но не захотел.

В эти же годы возникли разговоры в связях «Мхедриони» с колумбийскими наркокартелями и участии в наркотрафике на территории Кавказа и Южной России. Но доказательств, учитывая тогдашнюю обстановку в Грузии, собрать не удалось…

Во время страшного продовольственно-энергетического кризиса в Грузии в 94-го года Джаба шутил: «Давайте те, кто переживет эту зиму, весной сфотографируются вместе».
 img № 005
Оголтелый национализм, в котором погрязла Грузия, Джаба не принимал: «не по понятиям». Даже в рейдах мхедрионовцев по абхазским домам и квартирам старался не допускать беспредела в отношении стариков и детей. Когда остальные грузинские части покинули Сухуми, мхедрионцы с Джабой во главе одни прикрывали грузинских беженцев, грузившихся на самолеты и баржи.

Впрочем, отряды «Мхедриони» вообще были наиболее боеспособной частью грузинской армии. Во время осады Сухуми, когда осетино-кабардинский десант перерезал единственную дорогу на Тбилиси, именно Иоселиани со своими всадниками и батальоном добровольцев из Партии национальной независимости во главе с Нодаром Натадзе пытался очистить дорогу для двух бригад регулярной грузинской армии, шедших на помощь 4-му армейскому корпусу в Сухуми. После ожесточенных боев, в которых обе стороны потеряли до половины своего состава, Иоселиани пришлось отступить – так началась блокада Сухуми. О том же, чтобы две «регулярные» бригады попытались пробиться сами, и речи не заходило…

До 1995 году Иоселиани оставался парламентарием. Джаба собирался побороться за депутатский мандат и на выборах в высший законодательный орган осенью 95-го. Но вместо парламентского кресла снова попал на тюремные нары. 29 августа 1995 года в самом центре Тбилиси на проспекте Руставели кто-то покушался на жизнь Шеварднадзе. Злые языки, правда, утверждают, что покушение было организовано самим руководителем государства, чтобы прослыть героем и избавиться от сильной оппозиции (в то время такое было в новинку, а сейчас используется сплошь и рядом).

Так в 1995-м Иоселиани вновь оказался в тюрьме. Его обвинили в покушении на Шеварднадзе, организации убийств лидера Национально-демократической партии Георгия Чантурия, председателя Фонда главы государства Солико Хабеишвили, начальника дорожной полиции Гии Гулуа, а также в ряде других преступлений. Формирования «Мхедриони» вновь были объявлены вне закона и распущены, самого Джабу приговорили к 11 годам лишения свободы. Это был уже четвертый срок Иоселиани.

В тюрьме Джаба заработал язву желудка, костный туберкулез, гипертонию и простатит… и написал роман «Режиссерский план, или Чистое время».

В 2001 году Эдуард Шеварднадзе амнистировал Иоселиани. Сразу по освобождении Джаба опротестовал свой арест в Страсбургском суде по правам человека, заверил европейцев, что был незаконно арестован, ибо был в то время кандидатом в депутаты парламента и пользовался иммунитетом. Предъявил иск в 2 млн. долларов и параллельно объявил о возвращении в большую политику, в частности – о намерении снова баллотироваться на довыборах в парламент по одному из мажоритарных округов в Тбилиси.

Незадолго до смерти он говорил о себе: «В любом другом человеке многое намешано. Вы называете меня политиком, кто-то считает профессором, кто-то называет уголовником, а мой сын – папой. Извольте видеть во мне, кого пожелаете».

А действительно талантливые романы «Санитарный поезд», «Страна Лимония», «Три измерения», пьесы «Гость», «Такимасхара», «Черный кот», театроведческий роман «Режиссерский план» очень надолго остануться в истории грузинской литературы.

Да, были люди в наше время…


По материалам "СПЕЦНАЗ РОССИИ"




Вас так же может заинтересовать:

Бакуриани

Гонио

Норио - Марткопи

Рустави Рустави



Комментарии
Требуется авторизация






© Copyright www.kolheti.com internet gold. All rights reserved.